Авг 21, 2013 | Кругосветка

Чтобы попасть в Азовское, а затем в Чёрное море, необходимо перейти на реку Дон. Ведь Волга впадает в Каспийское море, а это нам совсем ни к чему. Две реки связаны между собой Волго-Донским каналом, который берет своё начало в городе Красноармейске, около Волгограда.

Всю Волгу от Москвы мы шли почти без остановок. Все шлюзы прошли с минимальными ожиданиями. К сожалению, маломерные суда (до 21 метра), к которым мы относимся, не шлюзуют в тёмное время суток. Поэтому, если так случалось, что мы подходили к шлюзу ночью, мы ложились спать поблизости. Но как только забрезжит рассвет, мы всегда были уже под воротами шлюза, чтобы не терять ни минуты.

И вот мы успешно преодолели последние волжские шлюзы в городе Волжском (пригород Волгограда) и помчались к входу в канал. До него два часа ходу, почти всё время вдоль длиннющего Волгограда. Про очереди на Волго-Донском канале я, конечно, знал. Но теперь я увидел их воочию.

На Волге, напротив входа в канал, стоят на рейде несколько десятков танкеров и других огромных барж. Дурной знак. Выхожу по рации на связь с диспетчером 1-го шлюза. Она сразу отправляет меня на 22-й канал к диспетчеру движения. Всё было бы хорошо, но на моей рации всего 16 каналов. Ещё раз вызываю диспетчера первого шлюза. Не особо скрывая своего раздражения, мне диктуют телефон диспетчерской. Звоню.

Долго не берут трубку, затем бабушка-божий одуванчик, наконец ответив, сообщает, что надо звонить по другому телефону. Звоню. Мне сообщают, что номер не обслуживается. Возвращаюсь к одуванчику. Дает мне другой номер. Звоню туда. Там дают третий номер, где мне снова сообщают первый номер, пообещав, что сами позвонят одуванчику и всё объяснят. Выждав паузу, звоню. Одуванчик начинает причитать, что ни с кем в очередь на шлюзование нас поставить не может, потому что все суда настолько большие, что занимают целиком всю шлюзовую камеру от и до. Но, говорит, есть один нефтерудовоз, который метров на 10 короче остальных и, может быть, мы с ним сможем уместиться.

Заподозрив неладное при слове «нефтерудовоз», решил посоветоваться со своим агентом, который отвечает за моё перемещение по шлюзам и за пересечение границы. Услышав слово «нефтерудовоз», агент ответил лаконично: «Не вздумай, эта хрень вас утопит!». Хорошенькое дело. Вновь звоню одуванчику. Она долго изучает свои списки огромной очереди и наконец сообщает, что где-то через сутки пойдет шлюзоваться теплоход «Суздаль», и нам можно будет попробовать втиснуться в шлюз вместе с ним.

Почему-то слово «Суздаль» намного милее для моего слуха, чем «нефтерудовоз», и я решил не перезванивать агенту и не искушать судьбу, а согласился на предложенный одуванчиком вариант. Одуванчик не рекомендовала беспокоиться и сказала, что когда подойдёт очередь «Суздаля» (через сутки), диспетчер шлюза сама выйдет со мной на связь по рации.

После двухнедельной гонки со временем, сутки ожидания под шлюзом — как ведро холодной воды на голову. Команда уехала в Волгоград на экскурсию, я остался охранять «Черепаху» и продолжать бесконечную доделку и наладку.

Лёг спать этой ночью с включенной рацией у уха, чтобы, не дай Бог, не пропустить вызов диспетчера шлюза. А жизнь на канале кипела круглосуточно, и рация не умолкала ни на минуту. Слышны были переговоры на первых четырех шлюзах, где кипела работа. Какое уж тут уснуть! В час ночи я услышал в эфире заветное слово «Суздаль».

Это капитан теплохода уточнял у диспетчера шлюза, когда его очередь. Получалось, что мы должны зайти в шлюз через одно судно. Радостный, я поднял команду, сообщив, что скоро мы зайдём в канал. Но наше московское «скоро» совсем не соизмерялось с местным. В шлюз мы попали только в шесть часов утра. Хотя без очереди перед нами никто не лез.

Теплоход «Суздаль» оказался самоходной баржей весьма значительных размеров. Диспетчер шлюза, действительно заранее знавший о нашем присутствии (спасибо чёткой работе одуванчика), попросил баржу сдвинуться в камере шлюза как можно дальше вперёд, чтобы оставить для нас хотя бы один свободный рым. Но когда мы на него встали, до «Суздаля» с «Черепахи» можно было дотянуться рукой.

И начался бесконечный марафон по переполненным танкерами шлюзам Волго-Донского канала. Канал настолько узкий, что быстро привыкаешь к расхождениям на нашей скорлупке с огромными танкерами на расстоянии нескольких метров. Надо отдать должное и сказать, что все службы канала работают как часы, и как бы странно это ни казалось, все эти стальные монстры послушно расползаются по своим местам, подчиняясь какому-то единому дирижёру всей этой кавалькады шлюзовых камер, причальных стенок и бесконечных докладов по рации капитанов судов о их готовности шлюзоваться.

НО! Но, на нашу беду, именно в этот день приехала комиссия из самой Москвы инспектировать работу канала. И канал парализовало. Перед каждым очередным шлюзом скапливались огромные суда, которым некуда было деваться. Теперь на прохождение каждого шлюза нам требовалось несколько часов. А всего их 13 штук, а потом ещё два. Умножайте. К счастью, к вечеру комиссия закончила свою «работу», и движение в канале постепенно нормализовалось.

В одном из первых шлюзов к нам подошла женщина, работающая в шлюзе, и предложила купить южных помидорчиков. Мы спросили: «По чём?». Ответ: «50 рублей». В ведре у женщины виднелись прекрасные, большие, мясистые помидоры. Мы уточнили: «50 рублей за штуку?». «Нет, за всё ведро» (хотя мы бы отдали и за штуку). Ну а потом пошло: огурчики, виноградик, ведро только что пойманных раков. Жизнь в шлюзах стала наполняться смыслом.

Больше суток ушло на прохождение первого каскада из 13 шлюзов, потом огромнейшее Цимлянское водохранилище (по длине как три Селигера), ещё два шлюза и Дон.

При выходе в водохранилище с нами по рации связалась ещё какой-то диспетчер и потребовала, чтобы мы прямо сейчас записали на диктофон длиннющий прогноз, который она нам сейчас будет диктовать. Причём нас по рации вызывают, как положено: «катамаран ‘Морская Черепаха'». Создаётся впечатление, что за нами в канале пристально наблюдают.

Мы пообещали диспетчеру всё непременно записать, выслушали скучнейший прогноз о том, где, в каком месте на водохранилище какая ширина судового хода сегодня и какая глубина. Мы не танкер, и нам всё это фиолетово, но в конце нам сообщили два параметра, нужные нам: ветер 11 м/с с волной в один метр. И это нас совсем не порадовало. А ещё нам сказали, что убежищ, где можно спрятаться от непогоды на водохранилище, почти нет, и нам следует самим выходить на связь при прохождении буёв с такими-то номерами.

Попасть в столь сложную обстановку после двух бессонных ночей в шлюзах — не самая радостная перспектива. Но, к счастью, наши синоптики не умеют ничего предсказывать. Сейчас катимся по водной глади Цимлянского водохранилища, уходящей за горизонт. Ветра нет даже полметра в секунду, а волны и подавно. Слава синоптикам!

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

О компании ArtHouse

22 года опыта в индустрии судостроения, более 40 построенных яхт, катамаранов и домов на воде подтверждают нашу компетентность и надежность.

Хотите свой собственный дом на воде? Свяжитесь с нами по email или WhatsApp.

Другие статьи блога

Дом у воды

Плавающие дома от нашей компании предлагают комфорт и возможность размещения в живописных местах без нарушения законодательства

читать далее

Гарантия — 5 лет

Мы уверены в надежности наших катамаранов, поэтому даем пятилетнюю гарантию на корпус и пожизненное обслуживание.

читать далее

Плавучий дом или сухопутная дача?

Мы решили сравнить традиционные дачи с плавающими по 10 объективным критериям, не делая выводов и не добавляя комментариев. Только факты. Сравниваем мы традиционную дачу с водоплавающей.

читать далее